Ранние осложнения после трансплантации костного мозга

Каждый год в России более чем у 1,8 миллиона человек диагностируют болезни крови и кроветворных органов, в том числе рак и лейкоз. В трансплантации костного мозга ежегодно нуждается около 10 тысяч россиян. Анна Лазарева, которая в 2018 году перенесла трансплантацию костного мозга, рассказала «Таким делам» о жизни человека с лейкозом.

Почему люди приезжают на пересадку костного мозга в Израиль

  • Высокий профессионализм врачей, наличие современной материальной базы, опытного медицинского персонала гарантируют положительный результат лечения.
  • Доступ к национальному и всемирному банку доноров. Отсутствие в бывших соцстранах доступа к международным базам данных и собственного единого реестра доноров.
  • Безопасность. Клиники Израиля демонстрируют самый низкий в Европе процент послеоперационных осложнений у больных – 3%.
  • Доступность для пациентов. Новые методы подготовки к процедуре и способы поддерживающей терапии кроветворных органов позволяют назначать операцию даже больным в возрасте 60 лет и старше. Иммунотерапия донорскими лейкоцитами после трансплантации улучшает контроль над лейкемией. Биологические препараты, которые подготавливают организм пациента к предстоящей манипуляции, улучшили результаты пересадки костного мозга в Израиле и расширили контингент больных по возрасту и спектру заболеваний, при которых актуальна ТКМ.
  • Решение гематологических проблем, не связанных с опухолями, к примеру, лечение апластической анемии.
  • Демократичная стоимость процедуры по сравнению с ценами в клиниках других стран. В этом можно убедиться, если сравнить, сколько стоит ТКМ в израильских, немецких и американских клиниках.

В полном объеме условия проведения ТКМ отсутствуют в постсоветских онкоцентрах, поэтому на пересадку костного мозга жители государств СНГ уезжают за границу, точнее, в Израиль.

ЗАПРОСИТЬ КОНСУЛЬТАЦИЮ

Подготовка к процедуре

Для пациента и его родственников крайне важно знать, как происходит трансплантация костного мозга. На подготовительном этапе проводится облучение высокими дозами радиации или воздействие препаратами химиотерапии на клетки больного. Именно с этого момента пациент должен находиться в стерильных условиях во избежание заражения любыми инфекциями, в этот период иммунная система практически перестает работать.

Забор костного мозга у донора проходит под общим наркозом, процедуру проводят только после всех анализов на совместимость с больным. Берцовую или подвздошную кость донора прокалывают толстой иглой, забирая материал для трансплантации. Данная процедура не опасна для донора, а количество костного мозга быстро восстанавливается.

От момента забора до пересадки костного мозга клетки хранятся в замороженном виде.

Трансплантация костного мозга и восстановление

На трансплантацию меня направили в клинику имени Горбачевой в Санкт-Петербурге. В качестве донора рассматривали моих родных брата или сестру, но выяснилось, что оба они подходят мне только на 50% — это минимально возможный процент совместимости. У меня была надежда на российский и международный регистры, но и там подходящих доноров не оказалось. Врачи на консилиуме в Петербурге посоветовали не тратить время и сделать пересадку от сестры.

Читайте также:  Как лечить хронический идиопатический миелофиброз и его симптомы

Время было дороже денег: я проходила уже третий курс химиотерапии на новом протоколе и сил было все меньше. Я почти не чувствовала ног.

Трансплантацию назначили на середину апреля. Когда меня только заселили в палату, я спросила у соседки, давно ли она тут. Она ответила: «52 дня». Тогда я подумала: «Я здесь столько времени точно не проведу». Окончательно я вышла из больницы спустя десять месяцев после трансплантации.

Сама трансплантация прошла незаметно и безболезненно — когда трансплантолог поставила мне капельницу с донорскими клетками, я подумала: «И это все?» Даже не верилось, что мое излечение могло быть сконцентрировано в 300 миллилитрах красноватой жидкости.

Трансплантация костного мозга и восстановление

Было странно осознавать, что где-то в этом же здании у моей сестры пару часов назад забрали часть костного мозга и сейчас его вольют мне. Как можно было додуматься до такого способа? Удивительно. Во время самой трансплантации обещали повышение температуры и привкус томатного сока во рту — ничего этого не было.

Однако спустя полторы недели началось заражение крови. Тогда я впервые попала в реанимацию примерно на месяц. Чтобы убрать заражение, мне ставили высокую дозу антибиотиков. Антибиотики разрушили микрофлору в желудке, и он перестал работать. Пока пытались восстановить микрофлору кишечника, развилась реакция «трансплантат против хозяина» (РТПХ) желудка и кишечника. Снова реанимация, уже почти на три месяца.

Из-за неработающего желудка я несколько месяцев не могла питаться самостоятельно, только внутривенно и через зонд: тонкую трубку вставляли через нос и проталкивали до желудка. Это больно, и зонд постоянно мешался. После очередного раза, когда зонд выпал, врачи решили поставить гастростому — эта трубка шла уже напрямую в желудок, через живот. С центральным венозным катетером в шее и трубкой, торчащей из середины живота, я чувствовала себя киборгом.

Из-за воспаления желудок болел так, что сильные анальгетики перестали помогать. Несколько недель у меня в голове была только одна мысль: «Как же больно». Мне очень хотелось на что-нибудь отвлечься, почитать или посмотреть сериал, но из-за боли невозможно было думать ни о чем.

Меня убеждали, что нужно начинать питаться самостоятельно, чтобы желудок начинал работать. А я не могла: лекарства повлияли на восприятие вкуса и вся еда стала казаться испорченной. Потом я совсем перестала чувствовать вкус. Это было очень обидно, ведь я обожаю вкусно поесть!

При малейшем движении у меня подскакивал пульс почти до 200, поэтому мне запретили двигаться, и мышцы очень быстро атрофировались. Я всему училась заново: двигать пальцами рук и ног. Сидеть. Стоять. Сделать один шаг. Два. Дойти до противоположной стены — все это оказалось недостижимым. Больше всего меня удивляло, почему дети улыбаются, когда учатся ходить? Это же так больно!

Читайте также:  Причины возникновения острого лейкоза у взрослых

Перед Новым годом меня уже готовили к выписке, но внезапно показатели крови обвалились без какой-либо причины. Все известные методы лечения были опробованы, но мне становилось только хуже. Я благодарна заведующему отделением реанимации, который пытался искать новые варианты лечения. Он предложил иммунотерапию, которая настолько хорошо на меня повлияла, что через месяц меня выписали домой.

Трансплантация костного мозга и восстановление

В день выписки самым ярким впечатлением оказались стены в квартире от фонда «АдВита». В нашей комнате были поклеены обои с саванной: жирафы, деревья… После белых больничных стен это казалось чем-то невероятным.

Самое странное в этих десяти месяцах пребывания в больнице было то, что столько времени в принципе можно в ней провести. Это же почти целый год, за который твои друзья и знакомые успели так много, а ты лежишь в четырех стенах и ничего не можешь с этим сделать. Год жизни как будто исчез.

Не могу сказать, что проявляла достаточно рвения к восстановлению, — скорее, на меня хорошо влияли мама, которая специально приехала с другого конца страны, чтобы заботиться обо мне, и сестра.

Клиники Бельгии, где делают трансплантацию стволовых клеток

В Бельгии существует немало медицинских центров, занимающихся пересадкой стволовых клеток при лейкозе и других заболеваниях. Среди них отдельного внимания заслуживает:

  • Институт имени короля Альберта. Один из крупнейших европейских онкологических центров, занимающихся заболеваниями крови. Многопрофильная команда института им. короля Альберта, посвященная гематологическим ракам, была одной из первых, кто использовал трансплантацию костного мозга и проводил ее. Они и сегодня в этой области остаются на переднем крае. Здесь работают 2 отделения – взрослое и детское.
  • Отделение клинической гематологии Института Жюля Борде. Оно занимается всеми видами рака крови и лимфатической системы. Институт Жюля Борде теперь располагает 12 стерильных палат. В новом строящемся здании заложено 40 таких палат. Институт Жюля Борде является пионером в Бельгии в трансплантации гемопоэтических стволовых клеток. Он имеет 3 «банка» трансплантатов: костный мозг и гемопоэтические стволовые клетки, пуповинную кровь и мезенхимальные стволовые клетки. Он также связан на международном уровне с банками, доступными в других странах.

Нужна трансплантация стволовых клеток? Хотите её сделать в одной из крупнейших клиник Европы и избежать возможных осложнений? Свяжитесь с нами любым удобным способом!

КАК СПРАВИТЬСЯ С ЭМОЦИОНАЛЬНЫМ СТРЕССОМ

В дополнение к физическому дискомфорту, связанному с пересадкой костного мозга, существует также эмоциональный и психический дискомфорт. Некоторые пациенты находят, что психологический стресс в этой ситуации для них — даже более тяжел, чем физический дискомфорт. 

Читайте также:  Ревматическая полимиалгия

Психологический и эмоциональный стресс связан с несколькими факторами.

Во первых, пациент, подлежащий пересадке костного мозга, уже травмирован тем фактом, что он страдает болезнью, угрожающей его жизни.

Хотя пересадка дает ему надежду на излечение, перспектива подвергнуться длительной, тяжелой медицинской процедуре, не гарантирующей  успеха, не радует.

Во вторых, пациенты, подвергающиеся пересадке, могут чувствовать себя весьма одинокими и изолированными. Специальные меры, принятые, чтобы защитить больных от инфекции, в то время как их иммунная система нарушена, могут вызывать ощущение, что они оторваны от всего остального мира и почти от всех обычных человеческих контактов.

Пациенты находятся в отдельной изолированной палате, иногда со специальным фильтрующим воздух оборудованием, чтобы  очистить его от загрязнений. 

Число посетителей ограничено, и они обязаны надевать маски, перчатки и защитную одежду, чтобы ограничить распространение бактерий и вирусов, когда посещают больного.

Когда пациент покидает палату, он обязан надевать перчатки, халат и маску, которые являются барьерами против инфекции.

Это чувство изоляции испытывается пациентом как раз тогда, когда он максимально нуждается в физическом контакте и поддержке со стороны семьи и друзей.

Ощущение беспомощности — это также обычное переживание среди пациентов, подвергнувшихся пересадке костного мозга, вызывающее у них чувство гнева или негодования.

Для многих из них — нетерпимо ощущение, что их жизнь полностью зависит от посторонних людей, независимо от того, насколько те могут быть компетентны в своем деле.

Факт, что большинство пациентов не знакомы с терминологией, используемой медицинским персоналом для обсуждения процедуры пересадки, также добавляет  чувство беспомощности. Многие также чувствуют себя неловко, когда вынуждены зависеть от посторонней помощи в ежедневных гигиенических процедурах, типа умывания или пользования туалетом.

Долгие недели ожидания для приживления пересаженного костного мозга, для того, чтобы анализы крови вернулись к безопасным значениям, и для того, чтобы побочные явления, наконец, исчезли — увеличивают эмоциональную травму.

Восстановительный период напоминает американские горки — в какой-то день пациент чувствует себя много лучше, а в следующие несколько — может снова почувствовать себя тяжело больным, как это было в предыдущие дни.

Применение аутологичной трансплантации костного мозга

Основной ролью аутологичной трансплантации костного мозга является восстановление кроветворения после химиотерапии, что позволяет многократно увеличивать разовые дозы некоторых противоопухолевых препаратов. Это дает возможность усиливать противоопухолевый эффект и достигать более высокой безрецидивной выживаемости в сравнении с результатами стандартной химиотерапии.

Наиболее часто данный метод применяется при лечении больных с прогностически неблагоприятными вариантами течения неходжкинских лимфом (лимфосарком), болезни Ходжкина (лимфогранулематоза), множественной миеломы, рака молочной железы, рака яичка и пр.